THING: ВЕЩЬ, ШТУКА, СУЩЕСТВО, ЯВЛЕНИЕ, СИТУАЦИЯ...

ЗАКРЕПЛЕНИЕ

Итак, английское предложение имеет меньшую гибкость, чем русское. Значит ли это, что английский язык «беднее» или «примитивнее» русского? Однозначно нет. В случае языков за любым ограничением скрываются возможности (и наоборот). Какие возможности даёт нам привязка к SVO?

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте вернёмся к глаголу to do.

One should do the other and then do themselves. (Shaun of the Dead)
... these Catholics can’t do democracy. (Stephen Kotkin)

Почему в английском языке есть такое слово, которое может значить что угодно? Почему такого слова нет в русском? Это происходит именно из-за привязки к SVO. Задумайтесь: если порядок членов чаще всего одинаков, то мы заранее знаем, что будет идти следующим.

Жёсткая привязка к SVO — это не только ограничение, но и возможность. Возможность не подбирать точные слова, а использовать слова с очень широким значением, которые служат нам универсальными подлежащими, сказуемыми или дополнениями. Скажем, в примерах выше действие ясно из контекста, и поэтому мы можем свести его к глаголу to do, то есть сказуемому-пустышке. Равным образом, наличие такого большого количества окончаний в русском — это и возможность (игра с порядком членов в предложении), и ограничение: мы вынуждены уделять большее внимание каждому слову.

Соответственно, в случае английского мы можем не рисовать подробную, детальную картину (как мы делаем это в русском), а скорее показывать контуры. Не называть, а подразумевать. Если вы научитесь это делать, то ваш английский станет «более английским» и вам будет сложнее допустить ошибку (если слово не имеет конкретного значения, то его очень сложно употребить невпопад).

Чтобы этого достичь, нужно хорошо владеть «большими» словами. Сегодня мы освоим второе такое слово: существительное thing.

НЕОДУШЕВЛЁННЫЕ ПРЕДМЕТЫ

Если вы заглянете в словарь, то среди первых соответствий для thing вы увидите слова «вещь» и «предмет».

Оглянитесь вокруг. Что вас окружает? Что из этого вы можете назвать вещью или предметом? Довольно многое, ведь правда?

Газеты уверяли, что в этой страшноватости давно живёт весь мир и оттого в нём так много вещей и денег, а понять это мешает только “советская ментальность”.
The newspapers claimed the whole world had been living in this grey murk for absolutely ages, which was why it was so full of things and money, and the only reason people couldn’t understand this was their ‘Soviet mentality’. (Поколение «П»)

Это странный предмет, даже компрометирующий предмет для члена партии.
It was a queer thing, even a compromising thing, for a Party member to have in his possession. (1984)

Разумеется, между словами разных языков нет чётких соответствий. Thing не имеет того научного окраса, который свойственен слову «предмет», но зато thing охватывает практически все значения слова «вещь» и может обозначать «штуку».

Эту штуку наденешь на пояс, — сказал он. — Вы встречаетесь с клиентом в час, а в час двадцать я тебе на этот пейджер позвоню.
‘You have to hang this thing on your belt,’ he said. ‘You’re meeting the client at one, and at twenty past one I’ll give you a call on the pager. (Поколение «П»)

Чем ещё примечательно слово thing?

Давайте вспомним, что мы уже знаем о местоимениях. Существительные могут быть довольно громоздкими (взять даже само слово «существительное»), а их количество стремится к бесконечности. Поэтому мы постоянно заменяем их местоимениями — ограниченным набором коротких слов (он, она, оно и т. п.), с которым удобно работать. Например, ниже местоимение he служит ссылкой на существительное Boris.

Борис только что изложил мне свою точку зрения. Он — предсказатель погоды. Непогода будет продолжаться, говорит он.
Boris has just given me a summary of his views. He is a weather prophet. The weather will continue bad, he says. (Tropic of Cancer)

Поскольку русским местоимениям «что-то» и «что-нибудь» соответствуют something и anything, существительное thing — это не просто вещь, предмет или даже штука. Thing — это нечто большее, это почти что местоимение, то есть слово-ссылка, которое практически не имеет собственного значения.

Из зеркала к нему шло что-то согнутое, серого цвета, скелетообразное.
A bowed, grey-coloured, skeleton-like thing was coming towards him. (1984)

Помните, как многое в окружающем мире можно описать при помощи слов «предмет» и «вещь»? А теперь задумайтесь над тем, как многое можно описать при помощи таких слов, как «что-то», «что-нибудь», «нечто». Таким образом, даже «предмет» и «вещь» имеют слишком узкие значения по сравнения с thing.

В 1982 году Джон Карпентер выпустил один из своих самых известных фильмов, который в русском прокате известен как «Нечто». Его оригинальное название — The Thing.

Русский перевод адекватен. Речь идёт о космическом пришельце, который может принимать любую форму. Герои фильма — группа полярников — не знают о нём абсолютно ничего и не уверены даже в том, не «превратился» ли он в одного из них. Такие слова как «предмет», «вещь» или «штука» являются, как бы парадоксально это не звучало, слишком конкретными. В то же самое время слова «нечто» или «что-то» намного лучше передают смысл и подходят для перевода названия. С другой стороны, в речи полярников они звучали бы неестественно. Возьмём несколько фраз из самого фильма.

Well, that Thing in the ice sure weren’t no dog.
Don’t you understand?! That Thing didn’t want to become a dog…
Theoretically any of us could be whatever the hell this Thing is.

Вряд ли бы полярники стали говорить: «Разве ты не понимаешь? Нечто не хотело становиться собакой.» Возможно, они бы предпочли слово «оно» — если вы столкнётесь с каким-то неведомым существом, которое пытается вас убить, вы скорее будете использовать слово «оно», нежели «нечто», верно? Но здесь возникает обратная проблема. Местоимение «оно» подразумевает, что речь идёт о чем-то живом, а в случае названия нам было бы лучше напустить туману (и поскольку перевод с этой задачей справляется, его можно считать удачным).

Благодаря своей неопределённости thing может использоваться не только в тех случаях, когда в русском языке мы обратились бы к словам «предмет», «вещь», «что-то» или «нечто», но даже в тех случаях, когда мы могли обойтись без этих слов вообще. Обратимся к безумному чаепитию из Алисы в стране чудес.

— Поэтому здесь и накрыто к чаю? — спросила она.
“Is that the reason so many tea-things are put out here?” she asked.

Алиса узнала, что время прекратило свой ход, и её новые знакомые вынуждены постоянно пить чай. Ясно, что за tea-things скрываются «чайные штуки»: посуда, приборы, хлеб и масло. Но почему же тогда перевод не дословен? Алиса — это идеал девочки викторианской эпохи. Даже попадая в самые безумные ситуации, она остаётся сдержанной, вежливой и рассудительной. «Чайные штуки» не могут встречаться в её речи, поскольку такая фраза была бы слишком грубой и примитивной для неё. Так как в русском языке нет существительного, которое могло бы в данном случае адекватно заменить английское thing, переводчик принимает (абсолютно верное) решение: переделать предложение полностью.

ОДУШЕВЛЁННЫЕ ПРЕДМЕТЫ

Всё, что нас окружает, можно поделить на неодушевлённые предметы (вещи) и одушевлённые предметы (люди и животные).

Слово thing круче своих русских аналогов (вещь, предмет, штука) не только тем, что оно имеет более широкое значение. Если так задуматься, вещью мы тоже можем назвать чуть ли не любой неодушевлённый предмет. Слово thing круче потому, что оно может использоваться и для описания одушевлённых предметов (конечно, слово «предмет» тоже используется с этой целью, но это происходит в научных контекстах).

Например, по-английски живые существа — это living things.

Поэтому карпентеровский пришелец не просто представляет собой что-то среднее между «нечто», «что-то» и «оно», но одновременно с этим является «существом». Здесь сразу можно вспомнить Фантастическую четвёрку. В оригинале Существо также называется the Thing.

Когда Гарри Поттер впервые видит фестрала — скелетоподобную лошадь с крыльями, он также использует слово thing.

— Я спрашиваю, что это за чудо-лошади? — сказал Гарри, двинувшись с Роном и Полумной к экипажу, в котором уже сидели Гермиона и Джинни. — Какие еще лошади? — Которые повезут кареты! — ответил Гарри с раз­ дражением: ведь они проходили в каком-нибудь шаге от ближайшего из существ, которое разглядывало их пусты­ми белыми глазами. Рон, однако, был явно озадачен.

“I was saying, what are those horse things?” Harry said, as he, Ron, and Luna made for the carriage in which Hermione and Ginny were already sitting.
“What horse things?”
“The horse things pulling the carriages!” said Harry impatiently; they were, after all, about three feet from the nearest one; it was watching them with empty white eyes. Ron, however, gave Harry a perplexed look.

Единственное ограничение — это люди. В случае людей thing имеет узкую область применения и может ассоциироваться с сюсюкающими, уничижительными и прочими ненужными вам интонациями. В общем, если у вас нет глубокого понимания стилистики и контекста, то людей так лучше не называть.

Вскоре они увидели Грифона, крепко спящего на солнцепеке. (Если ты не знаешь, как выглядит Грифон, посмотри на картинку).
— Вставай, бездельник, — сказала Королева, — отведи эту барышню к Черепахе Квази. Пусть расскажет ей свою историю.
They very soon came upon a Gryphon, lying fast asleep in the sun. (If you don’t know what a Gryphon is, look at the picture.) “Up, lazy thing!” said the Queen, “and take this young lady to see the Mock Turtle, and to hear his history. (Алиса в стране чудес)

— Ах, милая, ты и представить себе не можешь, как я рада тебя видеть,— нежно сказала Герцогиня, взяла Алису под руку и повела в сторону.
“You can’t think how glad I am to see you again, you dear old thing!” said the Duchess, as she tucked her arm affectionately into Alice’s, and they walked off together. (Алиса в стране чудес)

АБСТРАКЦИИ

Давайте ещё немного задумаемся над словом «вещь». Иногда оно обозначает предметы.

Газеты уверяли, что в этой страшноватости давно живёт весь мир и оттого в нём так много вещей и денег, а понять это мешает только “советская ментальность”.

По контексту мы понимаем, что под словом «вещи» подразумеваются бытовые приборы, одежда, мебель, автомобили. Вот это всё — это предметы. Их можно потрогать, нарисовать, сфотографировать. Но иногда под словом «вещь» мы можем подразумевать что-то не вполне ясное.

Самая главная вещь в жизни — это…

В данном случае слово «вещь» является не предметом, а абстракцией. Абстракции — это идеи, состояния, действия. Например, холод и бег — это абстракции. Мы понимаем значение этих слов, но не можем их потрогать, нарисовать или сфотографировать.

Как и слово «вещь», thing может использоваться и для абстракций.

В записке может быть угроза, вызов, приказ покончить с собой, западня какого-то рода.
The thing that was written on the paper might be a threat, a summons, an order to commit suicide, a trap of some description. (1984)

Обратите внимание на то, что речь идёт не про записку как клочок бумаги (хотя и его мы могли бы назвать thing), а про содержащееся в ней послание.

Они должны быть уже здесь, — сказал он, взглянув на часы. — Я намерен сказать Джо прямо в  глаза, что он чокнулся, раз включил эту Пат Конли в группу. Он же сам утверждает, что она опасна. Что вы скажете, Эшвуд?

— Он слишком привязан к ней.

“They should be arriving about now. I’m going to tell Joe to his face that he’s crazy to include this Pat Conley girl if she’s so dangerous. Wouldn’t you say, G.G.?”
G. G. Ashwood said, “He’s got a thing going with her.” (Ubik)

Здесь переводчик немного отошёл от оригинала. Более дословный перевод звучал бы как «между ними что-то есть».

Ice Cube’s going to blow this whole Trump thing wide open

Заголовок статьи про новый альбом Айс Кьюба, посвящённый критике президента. Речь про то, что Айс Кьюб собирается представить вниманию общественности материалы, компроментирующие Трампа, вывести его на открытую воду и т. п. (статья).

You know, I knew somebody once
Rifled through his drawers
I wasn’t that suspicious, but
You know, these things they happen (песня Things Happen группы Coil)

Rifled through his drawers — это когда обыскали вплоть до трусов. These things, соответственно, подразумевает вероятность того, что вас могут обыскать. Этот монолог можно представить в примерно следующем виде:

Эт самое, у меня знакомый был
Так ему даже в трусы залазили
Я неподозрительная вроде, но
Эт самое, такое бывает иногда

ЧАСТОТА УПОТРЕБЛЕНИЯ

Теперь мы достаточно неплохо представляем себе, насколько большим спектром значений обладает слово thing. Отличное слово. Осталось только разобраться с тем, как часто им пользоваться.

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте вспомним про то, чем отличаются существительные и местоимения. Количество существительных стремится к бесконечности, но мы заменяем их местоимениями, количество которых невелико. Это происходит из-за того, что слова-существительные привязаны к своим значениям, и если мы их повторяем, то мы снова и снова привлекаем внимание к этому их значению.

Чтобы это прочувствовать, давайте вернёмся к примеру про Бориса. Что если существительное «Борис» не было бы заменено на местоимение «он»?

Борис только что изложил мне свою точку зрения. Он — предсказатель погоды. Непогода будет продолжаться, говорит он.
Борис только что изложил мне свою точку зрения. Борис — предсказатель погоды. Непогода будет продолжаться, говорит Борис.

Теперь Борис получает слишком много внимания. Автору это не нужно, и поэтому он ввёл местоимение «он», которое тоже повторяется, но этот повтор нас уже не раздражает. В случае местоимений повторы воспринимаются намного легче, потому что их значения постоянно меняются. Форма одна, но содержание всегда различно.

Поскольку thing — это существительное, которое подобно местоимению в том плане, что оно толком не имеет собственного значения, его можно использовать в речи достаточно часто, не рискуя при этом произвести впечатление человека с очень ограниченным словарным запасом. Давайте удостоверимся в этом, рассмотрев два примера:

— Зачем всё это? — полюбопытствовал Татарский.
— Неужели не ясно? Клиент платит большие деньги за лист бумаги и несколько капель чернил из принтера. Он должен быть абсолютно уверен, что перед ним деньги за это же самое заплатило много других людей.
— По-моему, — сказал Татарский, — как раз из-за всех этих пиджаков и пейджеров у него могут возникнуть сомнения.
— Усложняешь, — махнул рукой Морковин.

‘What’s it all for?’ Tatarsky asked.
‘It’s obvious enough, isn’t it? The client’s paying big money for a sheet of paper and a few drops of black ink out of a printer. He has to be absolutely certain plenty of others have paid money for the same thing before him.
‘Seems to me,’ said Tatarsky, ‘all these jackets and pagers are just the thing to raise doubts in his mind.’
‘Don’t go complicating things,’ said Morkovin with a dismissive wave of his hand. (Поколение «П»)

Насколько плох этот троекратный повтор? По большому счёту, без него могло бы быть лучше, но для диалога это вполне уместно. Разумеется, можно предположить, что мы имеем дело с плохим переводом, но перевод был выполнен известным переводчиком Эндрю Бромфилдом для не менее известного издательства Penguin Books. С другой стороны, все эти имена и регалии — ещё не показатель. Мало ли как там работают переводчики и редакторы. Поэтому давайте обратимся к «1984» Оруэлла. Оригинальный текст, родной язык, признанный автор и книга, которую читали миллионы.

Уинстон немедленно заплатил четыре доллара и опустил вожделенную игрушку в карман. Соблазнила его не столько красота вещи, сколько аромат века, совсем не похожего на нынешний. Стекло такой дождевой мягкости ему никогда не встречалось. Самым симпатичным в этой штуке была ее бесполезность, хотя Уинстон догадался, что когда-то она служила пресс-папье. Стекло оттягивало карман, но, к счастью, не слишком выпирало. Это странный предмет, даже компрометирующий предмет для члена партии.

Winston immediately paid over the four dollars and slid the coveted thing into his pocket. What appealed to him about it was not so much its beauty as the air it seemed to possess of belonging to an age quite different from the present one. The soft, rainwatery glass was not like any glass that he had ever seen. The thing was doubly attractive because of its apparent uselessness, though he could guess that it must once have been intended as a paperweight. It was very heavy in his pocket, but fortunately it did not make much of a bulge. It was a queer thing, even a compromising thing, for a Party member to have in his possession.

В английском тексте в качестве подлежащего этот предмет упоминается девять раз: в четырёх случаях автор использует thing и в пяти it. То есть количество повторов почти одинаково для существительного и местоимения. Поскольку в русском языке нет подходящего аналога для thing, переводчик всеми силами избегает повтора. В русском тексте семь упоминаний: игрушка, вещь, штука, она, стекло, предмет, предмет.

Здесь стоит сделать оговорку о том, что английский в целом более терпим к повторам из-за своих грамматических особенностей (следование SVO, использование глаголов to be, to do и to have для образования времён, вопросов и отрицаний и т. п.). Однако это не противоречит нашему исходному тезису о том, что не нужно бояться использовать слово thing в своей речи.


ВЫВОДЫ

Давайте обобщим то, что мы узнали о существительном, при помощи небольшой схемы (классификация неполная и упрощённая).

Эта схема даёт нам возможность оценить масштаб слова thing — им можно называть неодушевлённые предметы, одушевлённые предметы (только с людьми надо быть осторожнее) и даже абстракции. То, что этим словом можно назвать так много всего — уже повод его хорошенько изучить. Однако его актуальность обусловлена не только этим, а ещё и его близостью к местоимению, то есть возможностью без особых опасений пользоваться им довольно часто.

Поделиться
Отправить
Запинить
2019  
Популярное