НЕЖИТЬ В ПЯТЫХ ГЕРОЯХ

Мы начнём с первого уровня и будем идти по порядку. Итак, в оригинале у нас skeleton. Очевидно, что в переводе должен быть скелет. Сложностей никаких, с переводом справится даже новичок. Но в русской версии мы почему-то сталкиваемся с костяным воином.

Чем же можно это объяснить?

Дело в том, что наш скелет не так прост. Он является не только скелетом, но и частью замка Некрополис. И поэтому при переводе нужно смотреть на замок в целом. Нужно учитывать то, что у нас есть и другой скелетообразный юнит. Да, я говорю о драконе.

И вот он в оригинале называется bone dragon — то есть костяной дракон.

Мы видим небольшое расхождение. Человеческий скелет называют скелетом, а драконий скелет называют костяным драконом. Мы можем исправить ситуацию. Скажем, bone dragon перевести дословно, а skeleton превратить в «костяного воина». И тогда всё скелетообразное станет костяным.

Тут можно возмутиться: что эти переводчики себе позволяют?

Но по факту они поступили разумно.Когда переводишь вот такую систему или номенклатуру, как в героях, у тебя в любом случае будут потери. Вещи, которые просто не получится передать по-русски. Поэтому если есть возможность эти потери компенсировать, то ей надо пользоваться.

Кроме того, при выборе между несколькими вариантами стоит обращать внимание на сами слова. То, как они будут выглядеть. Скажем, если skeleton archer станет костяным лучником, мы получим связку из двух слов примерно одинаковой длины. В то время как «скелет-лучник» дал бы нам одно длинное слово с дефисом посередине. Это не трагедия, но таких слов в русском языке не так уж много. И поэтому они могут бросаться в глаза.

В общем, чем меньше дефисов, тем лучше.

И в игре их действительно мало. Из 178 юнитов только трое содержат в названии дефис. Это гремлин-вредитель, минотавр-страж и минотавр-надсмотрщик. При этом в оригинальной игре был только минотавр-страж, а гремлин-вредитель и минотавр-надсмотрщик появились только во втором дополнении.


Пара слов о выборе темы

Почему я вообще решил проанализировать: (а) «Героев», (б) пятёрку?

Начнём с «Героев». Ну, мне захотелось поразмышлять о фэнтезийных словах в английском и русском. Посравнивать языки. Конечно, можно было выбрать какую-нибудь книгу. Но тогда я бы мог оказаться в ситуации, что в книге будет пять или десять видов вампиров, а каких-то других созданий не будет совсем. Мне хотелось начать с чего-то максимально общего, обзорного. «Герои» — отличный выбор. Фракций много, и у всех одинаковое количество существ.

Короче, «Герои» могли оказаться неплохим первым шагом в язык фэнтези.

Что же касается конкретно пятёрки, ситуация следующая. Я переводчик, поэтому меня интересует не только язык как таковой, но и перевод. Пятёрка была оптимальным вариантом. Во многом благодаря дополнению Tribes of the East, которое добавило дополнительные грейды для существ.

Почему это важно?

Сложнее всего переводить не то, что сложно изначально, а то, что меняется. То есть ты выстроил некую систему. А потом бац, и тут добавляют что-то новое. И всё рушится. Такое могло быть с дефисами. Сначала переводчики хотели максимально их избежать, допустили всего один случай. А где два существа, там и три. Ладно, насчёт дефисов это только гипотеза. Но есть конкретные примеры, когда второе дополнение заставило переводчиков помучиться.


Взять того же скелета. Его альтгрейд называется skeleton warrior, что переводится как скелет-воин.

Получается, изначально переводчики выстроили замечательную «костяную» номенклатуру. Даже лучше оригинальной. Но тут им подбросили свинью. Появился skeleton warrior, в то время как у них уже был «костяной воин».

И что же теперь делать?

В данном случае skeleton warrior превратился в костяного воителя. У этого варианта есть очевидный большой минус. И «воин», и «воитель» образованы от одного корня и обозначают в общем-то одно и то же.

Но есть и различие. В современном языке базовым словом является «военный». «Воин» припасён для высокого штиля — скажем, «воин-афганец» или «дни воинской славы». «Воитель» же остался где-то в далеком прошлом. А значит «воитель» воспринимается более древним и возвышенным, чем «воин». Соответственно, «воитель» вроде как пафоснее «воина». Равно как и альтгрейд лучше базового существа. Конечно, это всё немного ходульно. Но какой-никакой выход из положения переводчики нашли.

Другое дело, что можно было сделать ход конём.

Обыграть то, что альтгрейд — это элита скелетов. У него крутые доспехи, он защищен от стрел и магии. Поэтому можно было его назвать каким-нибудь костяным преторианцем, легионером, гвардейцем или стражем. В общем, подобрать словечко. И тогда у нас не было бы дублирования «воин-воитель».

Перейдём ко второму уровню.

Здесь вроде бы всё дословно. Но задумайтесь над альтгрейдом. Зомби — гниющий. А каким же ещё он может быть? Сахар сладкий, вода мокрая, а зомби всегда гниющий. По крайней мере, если это не живой человек, которого заразили вирусом, а именно оживший мертвец.

Да, пусть так. Но ведь в оригинале то же самое!

А вот и нет. Прямым соответствием для гниющего было бы слово rotting. В то время как у нас используется слово rot.

В чём разница?

Начать надо с того, что rot — это существительное в роли прилагательного. В английском если мы поставим два существительных рядом, то первое из них превратится в прилагательное. Скажем, сложение слов passenger и train даёт нам passenger train, то есть «пассажир» + «поезд» = «пассажирский поезд». Такие прилагательные могут иметь очень размытое значение. Например:

war criminal — военный преступник;
war cabinet — правительство военного времени;
war damage — ущерб от войны, ущерб, нанесённый войной;
war dead — погибшие в ходе войны;
war scenario — план ведения боевых действий;
war zone — зона боевых действий.

То есть war — это не просто «военный», но «каким-то образом связанный с войной». Поэтому гниющим зомби был бы rotting zombie. В то время как rot zombie — это зомби, который имеет некую не вполне конкретную связь с гниением. Для английского подобная недосказанность — норма. Русский язык в подобных ситуациях предпочитает конкретизировать. И для этой конкретизации есть подходящее слово: гнилостный, то есть вызванный гниением или вызывающий гниение. Поэтому по идее зомби у нас именно «гнилостный». Но этот дословный вариант, увы, тяжеловесен.

А что если и здесь создать что-то с нуля?

В данном случае это было бы очень трудно, ведь зомби — это безликая масса. Им не хватает социальной иерархии. Что я имею в виду? Ну, давайте представим, что нам нужно подобрать название не для зомби, а для вампира. Мы можем обратиться к миллиону фильмов про Дракулу или Vampire: The Masquerade. И что-то обязательно да найдётся. А если не найдётся там, то найдётся где-то ещё. А зомби что? Как показать, что один зомби круче, сильнее или важнее другого? Над этим вопросом я бился долго. В итоге я вспомнил одну классификацию. Вот она.

Но в нашем случае она, увы, бесполезна. В общем, ничего стоящего мне придумать так и не удалось. Но не будем о грустном; нужно идти дальше. Третий уровень мы пока пропустим. (Почему — объясню позже.) А сейчас четвёртый и пятый.

Здесь мы видим, что vampire lord и lich master оба стали высшими. Это вполне оправдано. Во-первых, lord и master — слова, уходящие корнями в феодальное прошлое. А культура — дело тонкое, поиск эквивалентов тут до добра не доводит. Не превращать же лорда в боярина, в конце концов. Плюс master — это не только хозяин слуги, но и тот, кто достиг высокого уровня профессионализма. Слово «высший» позволяет обойти острые углы и добавить названиям систематичности.

Ну а теперь шестой уровень. Который по идее третий, ведь пятёрка — это по сути ремейк тройки. В случае Некрополиса это выражено особенно ярко. Те же юниты на тех же уровнях. Но есть одно исключение. Существо wight и его грейд wraith перешли с третьего уровня на шестой. При этом раньше они были вполне обычными призраками. Теперь же мы имеем дело с чем-то более серьёзным.

Итак, что такое wight?

Согласно словарю, изначально wight — это «живое существо», «создание», «человек», «что-то» или «кто-то». В общем, значений много, но никакого отношения к нечисти это слово не имеет. Более того, это слово могло даже использоваться при обращении к девушке. Вот пример из Чосера (он писал примерно 650 лет назад) с переводом на современный английский:

And seyde, Fare weel, Malyne, sweete wight!
And said, Farewell, Malyne, sweet creature!

Прощай, милая! — Куда уж дальше от нежити. Что же должно было произойти, чтобы его значение так сильно изменилось?

Произошёл Толкин.

Он выбрал это слово для описания нежити, обитающей в курганах.

Толкин был большим специалистом по германским языкам и фольклору. Судя по всему, он знал, что английское wight произошло от протогерманского wihti, которое в других языках стало обозначать всякую нежить. Где демона, где духа. И поэтому решил воспользоваться этим подзабытым словом. В этом есть некая логика. Если в других языках слово сменило значение с «кто-то» на «кто-то нечистый», то почему это не может произойти и в английском.

Другое дело, что на тот момент в английском это слово было довольно редким. Видимо, чтобы его смысл был более ясен, Толкин остановился на варианте barrow-wight. Barrow — это курган или могильник, и если совсем дословно, то barrow-wight — это кто-то из кургана. Однако со временем люди привыкли к этому слову и стали понимать, про что конкретно идёт речь. Поэтому потребности в barrow уже не было, и слово wight стало использоваться само по себе. Что мы и наблюдаем в героях.

В переводе это существо представлено как умертвие. И это, пожалуй, оптимальный вариант. Почему? Потому что именно так в своё время были переведены barrow-wights из «Властелина колец». Мы имеем дело с традицией и устоявшимся переводом.


Немного размышлений о wight в тройке и пятёрке

Итак, со словом мы разобрались. Но насколько оправдан переход с третьего на шестой уровень?

Тут начать стоит с того, что курганная нежить — это изначально тема скандинавская. Скандинавы же в курганах хоронили не абы кого, а представителей знати. В общем, курган — это, конечно, не египетская пирамида, но всё же могила не самая простая. А значит, и захоронен в ней не самый простой человек. Поэтому кажется логичным, что wight получил повышение. С другой стороны, шестой уровень — это, возможно, немножко перебор.

Правда, можно привести и контраргумент. Мол, скандинавский фольклор скандинавским фольклором, Толкин Толкином, но фэнтези ими не ограничивается. Скажем, в Dungeons and Dragons wight — это как раз-таки середнячок. Или вон в Песни льда и пламени wight (упырь; в экранизации — вихт) в общем-то представляет из себя зомби. А значит, умертвие — это живой мертвец в довольно широком понимании. И если так, то разработчики тройки тоже правы.

Да, с этим не поспоришь. Wight — понятие растяжимое. Но раз уж мы углубляемся в детали, то стоит затронуть ещё один интересный момент. В пятёрке это существо летать не умеет. В тройке же оно относилось к летунам — видимо, его считали бестелесным. Но в этом кроется противоречие. Как оживший мертвец, wight должен иметь физическое тело. Следовательно, летать он не может.

Таким образом, пусть даже с уровнем всё не вполне однозначно, но правильными характеристиками wight обладает именно в пятой части, а вот в тройке разработчики немного накосячили.

Но это разработчики. А вот переводчики сумели увидеть эту нестыковку и её исправить, превратив wight в «призрака». Уж лучше в переводе просто описать существо, нежели воспроизводить ошибку. (Если что-то имеет характеристики призрака и выглядит как призрак, то скорее всего это призрак.)


Так, хорошо, с wight мы разобрались. Но что там с wraith?

Согласно словарям, это призрак... Правда, у него есть отличительная черта: если другие призраки появляются после смерти, то этот появляется до неё. Wraith — это видение; точная копия человека, которую видят незадолго до его смерти. Впрочем, в словарях ещё говорится, что так могут называть в общем-то любого призрака.

Но словарь — это не истина в последней инстанции.

Поэтому мы вновь обратимся к Толкину. Если вы смотрели «Властелина колец», то должны помнить зловещие фигуры в тёмных одеяниях. Вот это и есть wraiths. Точнее, ring-wraiths, то есть призраки кольца или назгулы. Девять королей, получившие от Саурона Кольца Власти, а вместе с ними и огромную силу и бессмертие. Со временем они утратили всё человеческое и превратились в злых духов.

У переводчиков тройки особого выбора не было. Если wight становится «призраком», то и wraith должен быть чем-то подобным. Поэтому «привидение» кажется вполне закономерным. Переводчикам пятёрки не нужно было исправлять ошибки разработчиков. Соответственно, они имели возможность назвать это существо должным образом.

Вестник смерти. Насколько удачен этот вариант перевода?

У него есть свои плюсы. Во-первых, он передаёт словарную составляющую. Если кто-то появляется перед смертью и её предвещает, то это действительно вестник смерти. Во-вторых, чисто внешне это в общем-то смерть с косой. А смерть можно рассматривать как ангела, который отправлен высшими силами, чтобы забрать душу. То есть не столько убить, сколько встретить в момент смерти. Сделать так, чтобы смерть прошла правильно. И такой ангел — это тоже своего рода тоже вестник.

Но это всё немного притянуто за уши, не спорю. Главным же плюсом здесь является привязка к способности убивать одно существо в отряде. То есть этот юнит действительно несёт или предвещает смерть на уровне самой игры, её логики. Кроме того, что-то лучшее придумать сложно. Хотя бы потому, что в русском для wraith нет хороших устоявшихся соответствий. Очень часто wight и wraith вообще объединяют в «умертвие». Дескать, есть «умертвие», и есть у него два подвида: материальный и нематериальный. Подобное имеет место и в английском (не зря ведь в тех же героях они образуют пару), но там для этого в любом случае есть два слова. А в русском языке приходится как-то выкручиваться.

Теперь перейдём к альтгрейду: banshee.

Видимо, ко второму дополнению идеи у разработчиков уже иссякли. Потому что banshee практически всегда является нежитью довольно заурядной. Дословно это слово переводится с ирландского как “женщина из другого мира”. Обозначает женского духа, который предвещает смерть воем и плачем. По некоторым версиям, изначально это даже один из видов фей. Окей, у нас ещё есть уберкрутая банши Сильвана из Warcraft, но даже в той вселенной она такая одна. В общем, банши — это вам не назгул. Масштаб не тот. Поэтому banshee и wraith вместе не смотрятся.

Переводчики тоже не стали изобретать велосипед. Banshee так банши. Тем более, у юнита есть способность death wail (скорбный вопль). Стало быть, в этом существе можно опознать банши.

Ну а теперь наконец-то долгожданный третий уровень. Ghost и spectre. Тут сразу бросается в глаза правильная прогрессия. Ghost обычно бывает невидимым или полупрозрачным. Это станет более понятным, если мы выйдем за пределы фэнтези. Скажем, ghost of a smile — это что-то вроде «тени улыбки». В общем, главная ассоциация здесь — это именно неуловимость, незаметность. Другое дело spectre. Этот дух видим для человеческого глаза и обычно наводит ужас. Здесь главная ассоциация — источник угрозы, опасности.

Чтобы разница была более наглядной, приведу пару примеров. К spectre, например, относится Смерть из «Плоского мира» Пратчетта. Если бы мы назвали Смерть словом ghost, то приравняли бы его к какой-то потерянной душе. И это было бы непростительной ошибкой. Не менее замечательным примером служит призрак коммунизма. По-английски знаменитое начало Манифеста Коммунистический партии звучит следующим образом:

A spectre is haunting Europe — the spectre of communism.

Так что по современной Европе, конечно, может бродить ghost of communism, но в девятнадцатом веке это явно был spectre.

Что же касается русского языка, то здесь граница более расплывчата. Но в целом «привидение» действительно ближе к чему-то слабому, бесплотному. Ну и не зря, наверное, по Европе бродил именно призрак, а не привидение. Поэтому переводчики сделали правильно. Сначала привидение, потом призрак. Сохранить обратную последовательность, которая была в тройке, было бы ошибкой.

В общем, всё везде логично. Но картину несколько портит третий юнит: poltergeist.

Логика ясна: это существо умеет красть у стрелков боеприпасы. Полтергейст же — это дух, который перемещает предметы. Всё сходится. Но шалости полтергейста как-то меркнут на фоне более грозного spectre.

И может показаться, что проблема решается просто. Всего-то надо было отправить банши на третий уровень. А на шестом пусть будет какой-нибудь revenant, допустим.

Кто это вообще такой? Дословно revenant — это тот, кто вернулся (из мёртвых). Иногда это нежить среднего уровня. Вроде скелета или зомби, только покруче (собственно, как wight). Подобный revenant встречается, например, в Doom. Но в то же время revenant может быть суперкрутым и уникальным. К подобному виду существ в том числе относится Калеб из Blood. То есть полностью разумное существо, вернувшееся в этот мир ради выполнения конкретной цели. В данном случае — отмщения. В общем, revenant может быть мертвецом уникальным, очень мощным или даже почти бессмертным. Чем не существо для шестого уровня.

Но это если бы разрабатывали игру сразу с альтгрейдами. Мы же ограничены логикой уже существующей системы. К примеру, spectre крадёт ману. Значит, альтгрейд тоже должен делать чего-то такое. А там кроме стрел вариантов толком нет. Значит, надо увязывать со стрелами. Вот и приходится вводить в игру всяких полтергейстов.

Кстати, а что насчёт перевода? Полтергейст у нас превратился в духа. Видимо, переводчиков смутило то, что полтергейст редко бывает опасным. Но в итоге в русской версии мы имеем дело с тремя почти одинаковыми названиями: привидение, призрак, дух.

В общем, второе дополнение — это удар не только по оригиналу (банши и полтергейсты), но и по переводу (воители, гниющие зомби, духи).

Ну а теперь драконы. Bone dragon и spectral dragon. Здесь мы видим аналогию между грейдом дракона и грейдом приведения. Тут spectral dragon, там spectre. Мелочь, конечно. Но видеть такие номенклатурные соответствия приятно. Это справедливо и для перевода, с его костяным и призрачным драконами.

Так что всё закономерно хорошо. Назревает традиционный вопрос: что там с альтгрейдом. Итак, ghost dragon.

На первый взгляд, всё так себе. Номенклатура нарушена. Ghost у нас относился к базовому существу, а здесь грейд. Однако далеко не каждый игрок вообще над этим задумается. Гораздо важнее то, что не заметить невозможно. Я говорю о визуальной составляющей. И здесь всё очень правильно. Spectral dragon, как и положенно, выглядит более чётко, ghost dragon как будто сделан из какого-то полупрозрачного тумана. Это полностью согласуется с тем, что ghost должен быть едва видимым, а spectre вполне заметным.

Короче говоря, грейды драконов неплохи. Но вот что действительно хорошо, так это перевод.

Как по мне, астральный дракон — это очень элегантный вариант для ghost dragon.

Да, переводчики отказались здесь от номенклатуры. Но во-первых, они не зря привели в соответствие скелета и дракона, вампира и лича. Когда они добрались до этого альтгрейда, у них было пространство для манёвра. Во-вторых, уж лучше привнести что-то новое, чем сохранять путаницу оригинала. Но самое главное то, что название очень органично подходит ко внешнему виду. У этого юнита очень размытые контуры. Как будто он действительно из какого-то астрала и вот-вот растворится в воздухе.


Послесловие

На это моё мини-исследование подходит к концу. При этом сам я не специалист в области фэнтези, я переводчик. И я попробовал изучить тему так, как я это делаю обычно. Как будто мне завтра идти переводить конференцию о нежити, а я толком ничего не знаю. То есть я сел, собрал информацию и её систематизировал.

Но это значит, я мог что-то упустить. Например, перед записью видео я обратился к другу, который в этой теме разбирается великолепно. Пишу ему: можешь взглянуть и сказать, что думаешь. И он прочёл и сразу же выдал, что rot zombie можно было сделать смрадным зомби, а для wraith есть прекрасный вариант сумрак. Так что если у вас есть другие варианты перевода, то пишите — обсудим.

Кроме того, я планирую написать о «Героях» ещё пару заметок. Но пока я не определился с подбором конкретной игры и темы. Если у вас есть вопросы или пожелания, то не стесняйтесь их озвучить.

Поделиться
Отправить
Запинить
6 мес  
Популярное